USD 0.93 btc 21405.00
facebook
Предприниматели 03 Ноября 2022

Вилис Дамбиньш: В Украине лавировать не возможно

Не так много латышей, которым украинская армия вручает награды за активную поддержку. Один из таких – латвийский бизнесмен, бывший банкир, управляющий активами и инвестор Вилис Дамбиньш. Различными способами он уже пожертвовал украинской армии более двух миллионов евро. В то же время в СМИ можно найти информацию о более ранних связях Дамбиньша с влиятельными российскими бизнесменами и российской бизнес-средой. Forbes решил поговорить с ним, чтобы из первых уст узнать, чем занимается Вилис Дамбиньш на сегодняшний день, кто его партнёры и почему он жертвует украинской армии.

Вилис Дамбиньш вместе с Валтом Вигантсом, его партнёром со времён Lainbankа, и Артуром Альтбергсом владеют долей в компании VS Energy, которая, в свою очередь, владеет несколькими распределительными компаниями, работающими в разных регионах Украины. Война изменила всё, подчёркивает бизнесмен. С российскими партнёрами бизнес прерван, и лавировать между двумя воюющими сторонами или остаться нейтральным во время войны невозможно.

Сфера энергетики, в которой вы работаете, имеет стратегическое значение для любой страны, туда не пускают любого, кто хочет. Расскажите вкратце о своём бизнесе в Украине и о том, как вы туда попали!

В энергетический, точнее – в бизнес по распределению электроэнергии, мы зашли постепенно. Изначально – в качестве консультантов, решая определённые задачи в интересах группы компаний, позже уже участвуя в руководстве предприятий. В 2008 году нас пригласили с первоначальной задачей – рефинансировать крупные кредитные обязательства в банки за пределами Украины, так как стоимость привлечённых в Украине кредитных ресурсов была чересчур высокой (16-20% годовых) и их обслуживание стало проблематичным.

В 2009 году направления бизнеса расширились, и нашей задачей было привлечение стратегического инвестора путём продажи части или всех акций группы. В ходе нашей работы повысился уровень нашей вовлечённости, мы активно участвовали в процессе корпоративного управления. В 2013 году сложились такие обстоятельства, что мы поняли, что мы сами можем предложить выкуп бывшим акционерам сами, т.е. сами стать инвесторами. Долги компании по-прежнему составляли почти 600 миллионов долларов, ситуация была драматичной, и большинство акционеров радовались, что кто-то готов что-то заплатить за эти акции, ведь они были в шаге от того, что банки все заберут.

Покупка компании с долгами в 600 миллионов звучит как безумие. Перенимать компанию, если есть риск, что её заберёт банк, кажется совершенно нелогичным... Что заставило вас думать, что вы можете добиться успеха?

Да, риск был огромен, но это нормально в бизнесе. Компании, оказавшиеся в больших трудностях, очень часто оказываются в центре внимания инвесторов. Конечно, речь идёт только о таких инвесторах, которые, как говорится, имеют высокий аппетит к риску. Более того, это специфический инвестиционный бизнес с высоким риском. Риск велик – вы либо теряете все, либо зарабатываете. Мы точно знали, на что идём. Решению способствовало то, что мы хорошо знали компанию, находились в очень тесном ежедневном контакте с банками.

Мы пошли на этот риск. Если бы не началась вторая фаза войны в Украине 24 февраля, вполне вероятно, что мы смогли бы продолжить начатое, продав одну из компаний и завершив реструктуризацию администрации. Сейчас, опять же, трудно предсказать будущее.

Ваше имя прозвучало громче в 2016 году, когда группа журналистов, основываясь на панамских бумагах, раскрыла вашу связь с депутатом Госдумы РФ Александром Бабаковым, а также Евгением Гинером – именно вы управляли принадлежащей им компанией AED International. Более того, ваш собственный бизнес VS Energy был и остаётся связанным с Бабаковым. Как и когда вы познакомились и почему вас выбрали в качестве деловых партнёров?

Да, действительно, в 2007 году, начав бизнес по управлению активами, Александр Бабаков и представители его семьи стали одними из наших первых клиентов. Это стало возможным благодаря позитивному опыту сотрудничества, который начался ещё в конце девяностых, когда Александр Бабаков и принадлежащие ему компании были клиентами возглавляемого нами в то время банка. В то же время мы также познакомились с Евгением Гинером. Он и тогдашний глава группы VS Energy Михаил Спектор наняли нас для работы в VS Energy. Сотрудничество с Александром Бабаковым постепенно прекратилось, так как он стал принимать более активное участие в политике. С VS Energy у Бабакова не было никакой связи.

После аннексии Крыма и вторжения России в восточную Украину в 2014 году мы вообще прекратили любое сотрудничество с российскими клиентами. Если конкретный вопрос касается компании AED International – да, мы какое-то время ею управляли (на практике это означало обеспечение связи с регистратором). Если мне не изменяет память, AED International была маловажной компанией, которая владела некоторыми небольшими. С VS Energy ни эта компания, ни Александр Бабаков никогда не имели никакой связи.

В 2017 году появилась новость о том, что в 2016 году вы помогали занимать деньги в российских банках для предвыборной кампании Марины Лепен, и это было связано с вашими хорошими связями в России. Насколько это правда?

Была такая история (смеётся), я прославился на всю Францию. Правда, к сожалению или к счастью, гораздо скучнее, чем некоторые заголовки СМИ. Французский юрист, которого я знаю с 2003 года из-за некоторых сделок, спросил, могу ли я встретиться с двумя джентльменами, у которых есть вопросы о российских банках и кредитовании, потому что меня считали компетентным в этих вопросах. Только во время разговора я узнал, что эти господа связаны с политической партией и у них есть вопросы о том, как можно получить кредит в России. Узнав суть дела, я любезно объяснил им, что у меня нет таких связей или возможностей помочь им в этом вопросе, и так все и закончилось. Я не мог им ничем помочь, и на этом всё закончилось. Я могу только гадать, в каких интересах была сделана и как просочилась в СМИ фотография меня и джентльмена из партии Лепен, и зачем её преподнесли так, как будто-бы я им чем-то помог. Моё субъективное предположение – это была пиар-кампания в интересах других людей, если так можно сказать. Во всяком случае, я уже говорил, что правда довольно скучна. Да, ко мне обратились, но никаких дальнейших действий не было.

Вернёмся к Украине. Сразу после публикаций в 2017 году произошла смена владельцев в компании VS Energy International NV – владельцами стали вы, Валтс Вигантс, Артур Альтбергс, а также два гражданина Германии: Олег Сизерман и Марина Ярославская. Вы купили эту компанию? И где вы взяли на это деньги?

В 2013 году всем вовлечённым сторонам стало совершенно ясно, что общая ситуация в группе очень плохая. Рефинансировать задолженность группы за пределами Украины не представлялось возможным, так как полученные кредиты в основном использовались для покупки другого бизнеса, вновь приобретённый бизнес не увенчался успехом, а базовый бизнес не смог принести такой доход, которого хватило бы даже на выплату процентов, не говоря уже о погашении основного долга.

Произошла девальвация гривны, курс резко упал, кредитные обязательства были в основном в иностранной валюте, а доходы в гривне. Банки постоянно угрожали взысканием. Если бы один банк инициировал взыскание, другим ничего не оставалось бы, кроме как присоединиться. 2014 год и аннексия Крыма положили всему этому конец. Продать группу компаний кому-то со стороны в её тогдашнем финансовом положении не представлялось возможным, учитывая политически нестабильную ситуацию в стране. Мы поняли, что это возможность для нас, и решили сделать наше предложение крупнейшему владельцу VS Energy того времени, Гинеру.

Сделка по приобретению была завершена в 2014 году, она была структурирована по принципам management-buy-out, предусматривающим постепенную оплату предыдущим акционерам. Мы финансировали сделку за счёт собственных средств, и большинство из них были получены благодаря ранее успешным инвестиционным проектам. Очень успешными, например, были наши инвестиции в Рижский торговый порт, что позволило нам завершить сделку с сингапурским портовым оператором Portek International, принадлежащим японскому гиганту Mitsui, а также ряд проектов недвижимости в Латвии и за рубежом.

О Марине Ярославской – ей принадлежали 20% акций компании уже на момент начала сделки. Она категорически отказалась продавать свою долю, которую получила от супруга в процессе урегулирования неизвестных нам имущественных отношений. У нас нет возможности заставить миноритарного акционера продать свои акции, но у нас есть большинство и мы полностью определяем все стратегические и тактические решения деятельности компании, в том числе ежедневно активно помогаем украинской армии в борьбе с российскими оккупантами за свободу Украины. Компании Группы оказывают как материальную, так и финансовую помощь армии. Мы очень тесно сотрудничаем и гордимся тем, что украинская армия высоко оценила нашу помощь.

Мы также используем нашу материально-техническую базу и специалистов для проведения различного ремонта армейской техники, предоставляем помещения и многое другое. Если бы у какого-либо миноритарного акционера возникли возражения, мы были бы готовы выкупить его акции в любой момент. На данный момент Марина Ярославская не участвует в процессе управления и не может на него влиять – она классический пассивный акционер.

Я понимаю, что вы сейчас дистанцируетесь от своих российских партнёров, однако, как показывают имеющиеся данные и публикации, вашими партнёрами могут быть ещё лица, до сих пор близкие к Кремлю. Марина Ярославская – жена Евгения Гинера, у неё также есть лошадь, с которой в скачках участвует дочь обоих, Юлия Гинер. Кроме того, по данным Paradise Papers, адрес по адресу Finkenstrasse 13 в Берлине, где зарегистрирована компания VS Energy, является адресом проживания Евгения Гинера. В свою очередь, среди партнёров Олега Сизермана в немецкой компании Vogis — сам Гинер и Михаил Воеводин, который вместе с Гинером и Бабаковым владел спортивным комплексом ЦСКА. Вы действительно считаете, что в такой ситуации ваша связь с российскими олигархами не проявляется?

Со времён банка у меня, как и у всей латвийской индустрии управления активами и экспорта финансовых услуг, было много контактов и клиентов как в России, так и в Украине и других странах, которые образовались после распада СССР. Это было нашим бизнесом, но, как я неоднократно подчёркивал, с начала войны в Украине мы провели чёткую красную линию и категорически не сотрудничаем с Россией и людьми из России. Какие отношения между Гинером и Ярославским, я не могу комментировать. Я не представляю ни одного из этих людей. Кроме того, я понятия не имею, на каких лошадях скачет Юлия Гинер, и понятия не имею, что зарегистрировано на Finkenstrasse 13 в Берлине. VS Energy, конечно, там не зарегистрирована. VS Energy зарегистрирована в Амстердаме и имеет там офис.

У меня также нет данных о немецкой компании Vogis, я ничего о ней не знаю. Если вы утверждаете, что среди его членов есть Гинер, меня это не удивляет, потому что все эти люди знакомы друг с другом, примерно одного возраста, они похожих кругов и.т.д. Об уровне их сотрудничества у меня нет информации. Хотелось бы обратить внимание на то, что неправильно делать вывод, исходя из того, что люди участвуют в одной компании в какой-то момент. Это автоматически не значит, что все их компании также связаны. Нет. Вы ведь не будете утверждать, например, что Айварс Лембергс имеет отношение к VS Energy, потому что когда-то мы были в одном предприятии – Латвийском Сберегательном банке?  Можно было бы упомянуть десятки или даже сотни разных людей, с которыми когда-то что-то было сделано или какие-то отношения существовали, но теперь их нет.

И все же, заглянув в глубины интернета, можно найти огромное количество публикаций, из которых можно сделать выводы о ваших связях с влиятельными лицами в России. Вы когда-нибудь просили отозвать эти публикации и/или сделать это через суд? Если да, то каков успех?

Я думаю, что я уже ответил на этот вопрос. Да, в прошлом, как и у всего латвийского банковского сектора и в бизнесе по управлению активами, в котором мы работали, у нас действительно было много клиентов из России. Это общеизвестный факт. Сегодня, как известно, ситуация кардинально изменилась и таких клиентов больше нет.

В то же время я должен признать, что моё отношение к СМИ в сегодняшнюю эпоху некритического мышления оказалось легкомысленным. Я всегда считал себя не публичным человеком, у меня никогда не было интереса каким-то образом появляться, рассказывать что-либо о себе. Видимо я также ошибочно решил, что то, что другие люди думают обо мне, это их дело, и мне не нужно в это вмешиваться. Различные публикации, конечно, были, и многие из них даже очень комичные. Трудно представить, как кому-то удалось прийти к выводу о моих тесных связях с Бабаковым и другими влиятельными лицами в России.  Моя ошибка, вероятно, в том, что мне не приходило в голову, что кто-то может всерьёз воспринимать такие публикации. И даже на данный момент не очень понятно, против кого обращаться, как собрать разлитую воду, ведь все публикации, которые появились в последнее время, являются бесконечными ссылками на другие ссылки. На самом деле нет никаких фактов, которые можно было бы опровергнуть.

Таким образом, вы опровергаете догадки о том, что, учитывая структуру собственности вашей компании, возможно, у вас все еще есть связи, которые позволяют вам мастерски лавировать между двумя враждующими сторонами?

Думаю, что все, кто хоть отдалённо следит за ситуацией в России и на Украине, поймут, что никакое лавирование в военное время невозможно. Интересно, действительно ли кто-то думает, что Путин и российские власти позволят компаниям, принадлежащим российским гражданам, оказывать миллионную помощь украинской армии? Этот разговор несерьёзен. В путинской России, как известно, даже на словах осудить войну невозможно, это грозит тюремными сроками. И можно только догадываться, чем бы тогда рисковали те российские граждане, которые так же активно участвуют в снабжении и поддержке украинской армии, как и мы.

Как вы познакомились с Ринатом Ахметовым и почему продали ему компании Kyyivobleherho (Киевоблэнерго) и Odesaoblenerho (Одессаоблэнерго)? Учитывая, что это самые крупные, наиболее значимые регионы Украины, это может быть наоборот – самый прибыльный и интересный бизнес...

Это были две наши крупнейшие и лучшие компании. Хорошо организованные, работающие. Тем, кто работает в этой сфере бизнеса, ситуация и особенности конкурирующих компаний хорошо известны. Конечно, эти компании были в поле зрения группы ДТЭК, и у нас тоже долгое время был определённый интерес к ним. В 2018 году ситуация в нашей группе была катастрофически сложной – АЛЬФА-банк и Сбербанк (два наших кредитора) готовились начать процесс агрессивного взыскания долгов. Продажа двух компаний была единственным выходом. Благодаря этой сделке нам удалось значительно улучшить финансовое положение, покрыть большую часть кредитов и значительно улучшить общее положение группы.

Вы сказали, что ситуация в вашей группе была катастрофически сложной и банки хотели взыскать деньги, но VS Energy в 2017 году вам удалось приобрести компанию Chernivciobleherho (Черновцыоблэнерго). Как это объяснить?

Очень хороший вопрос. По правде говоря, определённое количество акций этой компании принадлежало группе и в прошлом, но в 2017 году, в процессе общего структурирования группы компаний, мы решили, что хотим увеличить свое влияние в этой компании, и что нужно докупить небольшое количество акций, которые были в свободном рыночном обращении. Потом все акции должны быть сосредоточены в собственности компании, а далее нужно получить разрешение Антимонопольного комитета (АМК). В Украине это очень влиятельный и серьёзный институт.

Мы предоставили все необходимые документы, включая полную информацию о бенефициарах, и получили разрешение. Бизнес-среда Украины временами имеет тенденцию быть довольно агрессивной, и в этом процессе рассмотрения разрешений несколько украинских СМИ (контролируемых нашими конкурентами) опубликовали статью примерно с таким содержанием: куда смотрит наш АМК, если дают разрешение россиянам. Руководство АМК тогда действовало очень профессионально – обратилось к тем же СМИ и обществу с просьбой уведомить АМК, если у них есть информация или документы, которые бы свидетельствовали о том, что VS Energy принадлежит российским гражданам. Никто не может предоставить такую информацию или документы. Их не существует. И мы получили разрешение АМК. Можно также добавить, что АМК выдаёт свои разрешения только в том случае, если получены мнения от украинских спецслужб; процесс аналогичен тому, как выдаются сертификаты промышленной безопасности в Латвии. Мы прошли очень тщательную проверку украинскими властями.

Совсем недавно украинская армия наградила вас за поддержку армии, которая уже превышает два миллиона евро. Сайт вашей компании украшен известным посылом российскому военному кораблю. Из этого я делаю вывод, что вы поддерживаете Украину и осуждаете российское вторжение. Однако в 2016 году, через два года после оккупации Крыма, компания «Севастопольэнерго», которая на тот момент входила в группу VS Energy, начала тесное сотрудничество с Sevenergosbit (Севэнергосбыт), непосредственно принадлежащей Евгению Гинеру, и поставляла энергию на российские военные объекты в оккупированном Крыму. Как это было возможно?

Такие ложные утверждения, к сожалению, встречаются на поддельных новостных сайтах в Интернете и иногда используются против нас. На самом деле, когда Россия преступно оккупировала и аннексировала Крым, мы потеряли все наши активы в Крыму, поэтому мы не могли начать никакого сотрудничества ни с кем. Это простая истина. В 2014 году оккупация и аннексия Крыма оказали самое прямое негативное влияние на финансовое положение нашей группы. Мы потеряли одну из наших компаний – «Севастопольэнерго». Мы просто получили информацию о том, что её основные средства (трансформаторы, линии и т.д.) переданы (национализированы) другой российской компании, которая уведомила всех клиентов о том, что в будущем электроэнергия будет поставляться этой компанией, с ней должен быть заключён новый договор и в дальнейшем платить нужно ей. Наш «Севастопольэнерго» остался без средств за один день.

Возможно, мог быть и другой сценарий – в случае, если бы мы были готовы сотрудничать с оккупантами. Однако, повторяю, наша позиция всегда была твёрдой.

На войне невозможно быть посередине или как-то лавировать, ты либо на одной стороне, либо на другой. Мы дали понять, что мы на стороне Украины и не будем сотрудничать с оккупантами. Мы несём большие потери, но мы не сотрудничаем с оккупантами. Более того, мы оказываем посильную помощь Украине и украинской армии. Мы покупаем беспилотники, дарим транспортные средства, помогаем с ремонтом оборудования и делаем многое другое в тесном сотрудничестве с украинскими вооружёнными силами. Каждый день.

Что случилось с нашими бывшими активами в Крыму, у нас нет информации, так как у нас нет никаких контактов с бывшими сотрудниками, работающими на территории оккупированного Крыма. VS Energy пока списала эти инвестиции, хотя мы уверены, что как только Крым будет освобождён, мы сможем вернуть компанию.

Если я правильно понимаю, вы (VS Energy) также владели сетью отелей Premier Hotels & Resorts, в которую входят 17 отелей, в том числе Premier Palace в Киеве. Среди учредителей Акционерного общества «Отель Премьер Палас» (Отель Премьер Палац) не только вы, но и Наталья Селиванова, которая, в свою очередь, является женой вышеупомянутого Воеводина. Предыдущий владелец этих объектов Мстислав Скоробогатов заявил, что принадлежащие VS Energy отели и торговые центры были результатом рейдерских атак и что VS Energy были лоббистами на высшем политическом уровне Украины, поэтому власти долгое время якобы отказывались расследовать дело. Они даже обращались в Европейский суд по правам человека.

Хотелось бы посоветовать соблюдать осторожность при оценке Мстислава Скоробогатова как надёжного источника информации. Этот человек – недобросовестный украинский бизнесмен, который лишился своего имущества за долги перед украинскими банками и другими кредиторами, а также находится в розыске за экономические преступления. Его утверждения и теории следует оценивать крайне критически.

VS Energy не владеет какими-либо гостиницами или гостиничным бизнесом. Также VS Energy не приобрела ни одного из активов, ранее принадлежавших упомянутому вами лицу. Но поскольку различные СМИ пытаются связать гостиничный бизнес с энергетикой, то, конечно, приходится бороться с кампаниями, оплаченными Скоробогатовым.

На наш взгляд, интерес Скоробогатова заключается в том, чтобы получить какую-то финансовую выгоду от этой ситуации. Также не исключено, что существует личная ненависть к сотрудникам юридического отдела нашего офиса, которые в прошлом в качестве адвокатов работали в процессах перенятия имущества Скоробагатовых.  Во всяком случае, у меня относительно небольшая доля управления в этом бизнесе, а именно 16%, а 84% принадлежит Наталье Селивановой, гражданке Франции, которая приобрела эти активы в ходе бракоразводного процесса у господина Воеводина, о котором Вы упомянули. Соответственно, моя роль и ответственность – это все управление, финансы, оперативная деятельность. Такова природа ситуации в этом бизнесе, и этот бизнес не пересекается с нашими инвестициями в энергетические компании.

 

...

Next page