USD 0.86 btc 52618.94
facebook
Деньги 28 Августа 2019

Зеленое золото Латвии

Янис Приеде

специально для Forbes

Цена лесных угодий за последние два года выросла на 30%, к тому же можно получать дивиденды, по крайней мере 2-4% в год, и без продажи леса - путем ведения хозяйственной деятельности. Как это делать? 

Молодой преподаватель экономики Латвийского сельскохозяйственного университета Линда унаследовала 12 гектаров леса и обратилась ко мне за советом, что делать с лесными владениями. Она не хочет продавать лес, поскольку он является как бы подушкой безопасности, позволяющей при необходимости получить деньги. Сходного мнения придерживается и руководитель частной врачебной практики. Он купил землю, на которой построил летний дом. Конечно, строению не нужны 15 гектаров площади, занимаемых полями и лесами, но лишние гектары он рассматривает как инвестицию в будущее, поскольку гектаров земли на нашей планете больше не становится, а численность населения в мире уже выросла до 7,6 миллиардов человек. 

Примерно полтора десятка лет назад гектар леса с лесосекой можно было приобрести за пару тысяч евро, а теперь цена делянки составляет восемь-девять тысяч евро. Цена покрытой лесом земли в прошлом году увеличилась на 30%, отмечает председатель правления кооперативного общества лесохозяйственных услуг L.V. Mežs Модрис Калванс. Отчего произошел такой взлет? 

В прошлом году шведское предприятие Bervig Skog, которое было крупнейшим частным лесовладельцем, продало 111 тысяч гектаров земли, занятой лесами и сельскохозяйственными угодьями. Сумма сделки составила 324 миллиона евро. Землю с лесами приобрело другое шведское лесопромышленное предприятие Södra. Сходная судьба была и у возглавляемого Гундаром Скудриньшем Foran Real Estate – его новым владельцем стало другое шведское предприятие. Еще один лесовладелец Sundin Mežs также сменил своих бенефициаров. В среде владельцев лесов произошла консолидация – крупные стали еще крупней. «Осуществленные в прошлом году сделки увеличили цену лесной земли», - говорит Марис Лиопа, председатель Латвийского совета сертификации лесов - организации, которая дает советы при сделках приобретения лесов.  Цена гектара лесной земли зависит от того, где находится владение, насколько далеко участок от дороги, имеются ли на нем пригодные для вырубки деревья, есть ли запреты или обременения. Проще всего цену владения можно определить, посчитав, сколько кубометров пиломатериалов и балансовой древесины можно с него получить. Кубометры следует умножить на продажную цену и вычесть транспортные расходы. Поэтому не зря на западе Латвии, где хорошо развита транспортная инфраструктура и имеются порты, занимающиеся транспортировкой древесины – Мерсрагс, Вентспилс, Лиепая – лес дороже, чем в Латгалии, например, возле Зилупе.       

«Цена пиловочника в прошлом году установила рекорд, в связи с этим, конечно, выросла и цена лесной земли», - разъясняет закономерность Марис Лиопа.  Например, цена елового бревна длиной 5,5 метра (диаметром 28 – 34 см) превысила 70 евро за кубометр. Эксперты подсчитали, что цены в течение года выросли на 20 процентов. Конечно, быстрее росла цена такой лесной земли, на которой уже были готовые делянки, и которая находилась близко к дороге. При езде по нашим государственным дорогам теперь часто можно увидеть вырубки, но древесины в Латвии меньше не становится, совсем наоборот – облесение увеличивается, просто экономически выгоднее добывать древесину возле дороги, поскольку это сокращает расходы.

Рыночная цена - не единственный фактор, который превращает лес в доходный. «Древесная масса в зависимости от почвы, вида дерева, системы мелиорации и даже от погодных условий прирастает в год в среднем на 3-5 процентов», - говорит профессор Лесного факультета Латвийского сельскохозяйственного университета (ЛСУ) Дагнис Дубровскис, под руководством которого студенты осваивают учебный курс стоимости лесов. Между прочим, естественный прирост леса больше доходности латвийских правительственных облигаций, которая, в зависимости от срока обращения (пять, десять или двадцать лет), не превышает 2%. 

У латвийской лесной земли имеется еще одно инвестиционное преимущество, получаемое от расположения вблизи европейских лидеров лесной отрасли – только полсотни километров через Балтийское море. Кроме того, при сравнении со Швецией или Финляндией, где качество почвы сходное или даже ниже, чем у лесной земли в Латвии, земля под лесами по ту сторону моря дороже по крайней мере вдвое, отмечает профессор ЛСУ. «Södra было запрещено расширять свои лесные владения в Швеции», - комментирует исполнительный директор Латвийской федерации деревообрабатывающей промышленности Кристап Клаусс, поэтому компания развернула свою деятельность в Латвии.        

Уровни цен лесной земли в Скандинавии и Латвии постепенно выравниваются. «Теперь уже нельзя купить гектар леса за 500 евро – за последние десять-пятнадцать лет цена выросла в несколько раз», - комментирует Марис Лиопа. Например, если с одного гектара леса, идущего под вырубку, можно получить более 300 кубометров древесины, то скупщики за такой участок могут предложить и десять тысяч евро за гектар, и даже больше. Спелый лес чаще всего продается по восемь-девять тысяч. Однако сделки с лесной землей по большей части совершаются по более низким ценам, поскольку нередко лес вообще нельзя разрабатывать – он растущий, что снижает закупочную цену до 1000 – 1500 евро за гектар. Цена зависит от места произрастания леса, пород деревьев. Например, в частных лесах, составляющих половину латвийского лесного массива, деревья лиственных пород встречаются чаще, чем в государственных. Часто основой лесного участка служит заросшая сельскохозяйственная земля, на которой растут виды-пионеры – березы, осины, то есть деревья, которые быстро распространяются и начинают расти.        

 

Почему шведы платят за лесные владения больше?

 

«Шведы знают что-то еще», - считает профессор ЛСУ Дагнис Дубровскис. Осуществлять вырубку леса в Швеции и Финляндии для инвесторов более удобно. Может быть, и в Латвии спустя пять или десять лет, когда крупные лесовладельцы скупят еще больше лесов, их разрешат рубить в соответствии с теми же правилами, которые действуют в Швеции или Финляндии. Это увеличит стоимость лесных владений, поскольку от них можно будет получать увеличенную экономическую выгоду, поясняет профессор.     

Конечно, одним из факторов, увеличивающим цену, является величина участка. Крупные фонды приобретают сразу по несколько десятков тысяч гектаров, не занимаясь скупкой лесов по одному – двум гектарам. «Инвестиционный фонд должен составлять примерно 50 миллионов евро, чтобы работать рентабельно», - подчеркивает Харий Шварц, председатель правления фонда SG Capital Partners, который взвешивает возможность учреждения лесного фонда и в Латвии.

В Латвии лесные участки очень раздроблены – половине владельцев принадлежат меньше пяти гектаров леса. Половина латвийского лесного массива находится в собственности государства, 3% принадлежат самоуправлениям. Но после восстановления независимости в руки иностранных инвесторов уже попали примерно 10% латвийских лесов. «Будущее мелких владельцев лесов, если они желают сохранить лес, это кооператив, поскольку преимуществом является немного дороже проданная древесина», - говорит Модрис Калванс. Чтобы вступить в кооператив, необходимо заплатить вступительный взнос в 14 евро и приобрести пай на 80 евро. При выходе из кооператива внесенные деньги можно получить назад, а вот вступительный взнос теряется.      

Владельцам частных лесов в Латвии не хватает средств. Ежегодные поступления от пяти гектар леса при ведении лесохозяйственных работ весьма небольшие и не могут обеспечить пожизненного дохода одному человеку. Чтобы распоряжаться лесным владением, необходимо следить за рынком древесины, расходами на лесохозяйственные работы, нужно также предотвращать риски (вредители, воры), быть сведущим в законодательстве, чтобы какой-нибудь доброжелатель не ввел запрет на хозяйственную деятельность в этом владении.           

Например, в Финляндии владельцы лесов объединились в кооператив Metsähallitus, который является одним из крупнейших поставщиков древесины и опорой биоэкономики. «Финские кооперативы глубже включаются в переработку, и то же самое планируется делать и в Латвии», - говорит Модрис Калванс. «В настоящее время хозяева небольших лесов остаются в неведении по поводу возможности увеличить доходы и не ухаживают за владениями, не повышая стоимость леса». Профессор Дубровскис добавляет, что уход за лесами позволяет повысить их урожайность. Уход означает прореживание леса, в ходе которого вырубаются слабые деревца, что дает возможность получить больше места и солнца перспективным деревьям, и они растут быстрее. Кроме того, при проведении вырубок ухода можно получить дополнительные доходы от продажи древесины.         

«Лес – это прекрасная инвестиция, а также - альтернатива квартире в Пувциемсе. Квартиру необходимо кому-то сдавать для покрытия расходов на отопление и коммунальные услуги, а лес подрастает сам по себе», - подчеркивает сильные стороны зеленого золота руководитель фонда NCH в Латвии Карлис Цербулис.

Цена лесов в Латвии постепенно растет и уже приблизилась к уровню Скандинавии. Кроме того, ухоженный лес обеспечивает естественный прирост, который больше, чем проценты по депозитному счету. Но лес имеет и свои риски -  ветровалы и буреломы, насекомые-вредители, болезни деревьев, кроме того, в оставленных без присмотра владениях иногда хозяйничают воры. Цену лесов увеличивает и все растущие цены на лесоматериалы, например, в прошлом году такой рост оказался неожиданно высоким и для самих профессионалов лесной отрасли. «Думаю, что в нынешнем году цены на пиловочник уменьшатся еще на пять евро, после чего стабилизируются», - предполагает Калванс.     

При инвестировании в лес необходимо быть осведомленным также об ограничениях хозяйственной деятельности. «Орнитолог может найти какую-нибудь пичужку, которая вылетела из вашего леса, и тогда лес принадлежит уже не вам, а орнитологу, поскольку получение доходов от леса будет запрещено или ограничено, хотя за лес ежегодно требуется платить налог»,- добавляет свой комментарий профессионал лесной отрасли, который пожелал сохранить анонимность и публично не вступать в конфликт с друзьями природы.       

Риски присущи почти любому способу инвестиций, но редко где капитал   прирастает вместе с восстановлением природы, где он увеличивает зеленую силу и также предоставляет возможность заработать при росте цен. Похоже, что владельцы лесов в наши дни обладают и дополнительным преимуществом – зеленым престижем.

Bigbank: В Балтии меньше всего одалживают деньги именно латвийские предприятия

Мультихудожник fintech: Как Томс Юрьевс создал свой бизнес и преуспел на экзотических рынках

Доходы физического лица выше задекларированных? Как объяснить это Службе госдоходов? На правах рекламы

Камнем преткновения на переговорах о бюджете стало строительство Лиепайской тюрьмы

Планируют увеличить необлагаемый минимум В среднесрочном бюджете - повышение минимальной зарплаты до 500 евро

Новая волна факторинга Портфель Factris в Латвии перевалил за 0,5 млн евро

Вечный металл Если денег мало, может купить золотой лом?

Работа над ошибками: Что не так в загадочной истории Snoras банка?

Jumis Pro: Из-за пандемии 54% латвийских компаний пережили изменения в своей деятельности

Что мешает широкому распространению криптовалют? Они представляют интерес только для трейдеров, энтузиастов и преступников

...