USD 0.82 btc 47538.06
facebook
Деньги 05 Января

Мультихудожник fintech: Как Томс Юрьевс создал свой бизнес и преуспел на экзотических рынках

Томсу Юрьевсу было всего 22 года, когда он начал руководить в то время достаточно небольшим предприятием небанковского кредитования 4finance. Когда оно зарабатывало 29 миллионов евро в год, Томс покинул предприятие, чтобы самостоятельно создать свою платформу займов.

При входе в офис Sun Finance в глаза сразу бросаются детали – продуманная планировка с удобной кухней для сотрудников, портрет каждого сотрудника, нарисованный художником, в рамочке на стенке, разделение помещений по географическим критериям и часы, показывающее время в разных странах – в странах, где ведется бизнес Sun Finance. В кабинете Томса есть одна деталь – коллег и гостей встречают две собачонки, адоптированные из приюта, которые радуют его на протяжении всего дня и, несомненно, обезоруживают любого гостя, таким образом свидетельствуя о наличии демократии на данном предприятии.  Отношение к деталям лежит в основе бизнеса Sun Finance, и главная цель – чтобы услуга была максимально удобной и простой для клиента. Это привело к результатам – всего за каких-то три года с момента основания группы Sun Finance оборот предприятия в прошлом году превысил 101 миллион евро, и по прогнозам Юрьевса, в этом году превысит 130 миллионов евро. Уже сегодня Sun Finance работает на трех континентах, обеспечивая работой более 750 человек в семи странах. Томс называет себя мультихудожником fintech, ведь финансист – было бы слишком консервативно и ограниченно. В повседневности он работает с широким кругом вопросов – от маркетинга до обслуживания клиентов, от науки о данных до ИТ и других вопросов. Работать он начал еще во время учебы – занимался рекламой, которая размещалась на велосипедах. С самого детства он хотел связать свое будущее с бизнесом.

Во время обучения в Рижской высшей школе экономики (SSE Riga), он подал заявку на вакансию на предприятии 4finance, которое занималось небанковским кредитованием. В то время оборот 4finance составлял 135 тысяч евро в год, а всей группы предприятий – около пяти миллионов, обеспечивая работой относительно небольшое количество людей, около 20, и по большей части молодых. «Несмотря на недостаток опыта, меня приняли, так как у меня были свежие идеи, не ограничивающиеся тем, что могут предложить сотрудники банков, которые были моими конкурентами на позицию в то время», рассказывает Томс, в качестве примера упоминая возможность получать кредиты в аппаратах, подобных банкоматам, и, разумеется, рекламирование предприятия на велосипедах.

Группа 4finance зарабатывала уже 29 миллионов в год, когда Томсу показалось – что все уже сделано, и необходим новый профессиональный вызов. К тому же он хотел не просто сидеть за столом руководителя, но найти для себя место также среди акционеров.

Спустя год, вместе со своим лучшим другом и одноклассником Эмилсом Латковскисом Томс решил испробовать силы, учредив платформу финансовых технологий (fintech) Sun Finance. С самого начала задумывалось создать именно международный бизнес. Когда Sun Finance начало свою деятельность и доказало свой потенциал роста, в дальнейшее развитие предприятия в качестве финансового инвестора вложил инвестиции Айгарс Кесенфелдс. Изначально команда группы Sun Finance состояла из людей, с которыми Томс прежде уже работал, из людей, которым он доверял на 100% и знал, что с ними всегда будет готов пойти в разведку. «Начали в Латвии, потому что этот рынок мы знали лучше всего. Затем Дания и Польша,» рассказывает Томс. В первый год существования предприятия, даже неполный год, Sun Finance удалось привлечь 230 тысяч пользователей, кредитный портфель достигал почти 13 миллионов евро, а общая сумма выданных кредитов на конец года превысила 35 миллионов евро и с годами продолжала стремительно расти. Но будем честны – онлайн кредитование не совсем та сфера, где можно по-новому изобрести велосипед. Вырасти в объемах можно только разделяя рынок, в свою очередь заполучить новых клиентов можно предлагая что-то лучшее, находящееся за пределами привычных рамок.

Том решил ориентироваться на детали, изучив, какими могли бы быть факторы, которые создают препятствия для пользователей. Тремя китами в развитии предприятия стали, в первую очередь, customer journey, либо опыт клиента. Целью было достичь, чтобы путь клиента к полной услуге был максимально быстрым и коротким, без лишних препятствий. Второй фактор – фокус на системе back-end, либо та часть платформы, которую пользователь не видит, однако она является основой всего предприятия. «Думаю, в систему ИТ до сегодняшнего дня могли был вложены уже около десяти миллионов евро,» отмечает Томс. Третий кит, самый важный для бизнеса, это система оценки рисков клиентов, особенно, используя решения науки о данных, которая помогает определить риск, сможет ли клиент вообще вернуть полученный заем, заем какого размера и в какие сроки. В данный момент оценка каждого заявления в fintech платформе Sun Finance опирается на тысячу переменных факторов, которые обрабатываются с помощью моделей науки о данных, и в конечном результате формируют score, позволяющий прогнозировать действия заемщика при разных обстоятельствах. Такой подход к бизнесу уже оправдал себя, и сегодня Sun Finance работает не только в Латвии, Польше и Дании, но также в Казахстане, Мексике, Вьетнаме и Швеции. Каждый рынок отличается от других, как культурой, так и привычками, и именно поэтому так важна наука о данных, которая позволяет создавать сложные модели оценки риска, учитывая привычки клиентов. «Во Вьетнаме, например, у людей вообще нет никаких официальных зарплат, выписок со счетов и подобных вещей. Мы оцениваем их по привычкам», отмечает Томс. Выбор стран связан также с количеством пользователей смартфонов. По данным Статиста, во Вьетнаме в этом году приблизительно 38 миллионов пользователей смартфонов – что на 30% больше, чем три года назад, когда Томс начинал свой бизнес. В Мексике это число в этом году достигает 80 миллионов. «Так как они были бедными, фактически они пропустили эпоху компьютеров. Когда в Европе и во всем мире компьютер был основным рабочим инструментом – и фактически является до сих пор –, во Вьетнаме у людей не было даже адреса электронной почты. В свою очередь телефоны более доступные, и у них вся жизнь происходит в телефонах», рассказывает предприниматель. Продукт как раз-таки ориентирован на аудиторию телефонов – чтобы можно было получить заем с помощью телефона. Среднестатистический клиент Sun Finance в Европе – человек в возрасте от 25 од 40 лет, и главным образом берет заем для совершения крупных повседневных покупок. В свою очередь во Вьетнаме половина клиентов берут займы для малого бизнеса – скажем, для закупки сырья необходимого для своего street food кафе.» Банк никогда в жизни не выдаст ему кредит – именно потому, что все неофициально, и никаких доходов доказать он не сможет.»

С самого начала Sun Finance Томс предпочитал демократический стиль управления, что многим может показаться рискованным, ведь может оказаться сложным контролировать эффективность сотрудников. Однако предприниматель считает: «Молодое поколение, которое меня интересует, все чаще акцентирует, что материальная сторона – зарплата – не единственное, что важно в работодателе. Все чаще такими факторами становятся рабочая среда, развитие, возможности роста и команда, в которой они будут работать.» Команда Sun Finance разделена по регионам, либо, так называемым, HUB, и юридически в каждом регионе есть свое предприятие. У каждого региона есть также свой председатель правления и основная команда; старшему из региональных руководителей всего 35 лет. «Такая HUB структура помогает сохранять фокус. Каждый HUB руководитель фокусируется на своих рынках и должен думать лишь о развитии бизнеса в двух-трех странах, а не в 7-10. Каждый руководитель фактически ответственен за свое предприятие,» говорит Томс.

Характеризуя вызовы и проблемы при создании глобального бизнеса, Томс признает, что самые сложные решения приходилось принимать сравнительно недавно, во время Covid-19. «Приходилось увольнять сотрудников, и на три месяца абсолютно всем снижалась зарплата. Параллельно с этими решениями мы работали 24/7, чтобы приспособиться к новой реальности. До кризиса мы стремительно росли, к тому же без особых проблем, и вдруг в один день пришлось принимать такое сложное решение об увольнениях,» вспоминает Томс события весны этого года. Однако кризис Covid-19, влияние которого весной предусмотреть не мог никто, в итоге имело и положительный эффект. «Люди меньше путешествуют, стали более осторожными в своих тратах, в связи с чем дисциплина платежей улучшилась,» рассказывает Томс. Несмотря на распространение коронавируса во всем мире, предприятие финансовых технологий Sun Finance и в этом году прогнозирует рост оборота. За девять месяцев этого года оборот достиг уже 92,5 миллионов евро. «Команда проделала очень объемную работу, чтобы мы могли успешно закрыть этот год. В марте мы внедрили очень осторожную политику кредитования, чтобы наши аналитики данных могли в этот период времени создать модели оценки риска, соответствующие новой реальности,» рассказывает Томс. В свою очередь, чтобы обеспечить денежный поток, Sun Finance во время кризиса выпустило ценные бумаги – бонды – на сумму до 15 миллионов евро.

Согласно статистическим данным учреждения, осуществляющего контроль над небанковскими кредиторами – Центра защиты прав потребителей, 30 июня этого года в Латвии работали 57 обществ капитала, занимающихся кредитованием потребителей, из них у 19 было право выдавать дистанционные кредиты. В конце года с рынка пропали четыре общества капитала. Объем новых займов, выданных в первом полугодии, уменьшился на 20 процентов. Однако Томс Юрьевс на отрасль смотрит позитивно. «Fintech в Латвии не отстает ни от Литвы, ни от Эстонии. У нас сильные специалисты, которые могут внести свой вклад в экономику.» Сам он уже это делает.

Доходы физического лица выше задекларированных? Как объяснить это Службе госдоходов? На правах рекламы

Камнем преткновения на переговорах о бюджете стало строительство Лиепайской тюрьмы

Планируют увеличить необлагаемый минимум В среднесрочном бюджете - повышение минимальной зарплаты до 500 евро

Новая волна факторинга Портфель Factris в Латвии перевалил за 0,5 млн евро

Вечный металл Если денег мало, может купить золотой лом?

Зеленое золото Латвии Цена лесных угодий за последние два года выросла на 30%

Работа над ошибками: Что не так в загадочной истории Snoras банка?

Оборот DelfinGroup в первом квартале достиг 6 миллионов евро

East Capital начинает заниматься девелоперской деятельностью и уже приобрел земельный участок площадью 30 гектаров неподалеку от Таллинна

Латвийская краудфандинговая платформа LendSecured деньги инвесторов будет хранить в BNP Paribas

...

Next page